Приглашаем посетить сайт

Cлово "ФОЛКНЕР"


0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ФОЛКНЕРУ, ФОЛКНЕРА, ФОЛКНЕРОМ, ФОЛКНЕРЕ

Входимость: 152. Размер: 133кб.
Входимость: 119. Размер: 91кб.
Входимость: 107. Размер: 76кб.
Входимость: 92. Размер: 54кб.
Входимость: 91. Размер: 60кб.
Входимость: 91. Размер: 27кб.
Входимость: 89. Размер: 73кб.
Входимость: 87. Размер: 60кб.
Входимость: 85. Размер: 54кб.
Входимость: 84. Размер: 59кб.
Входимость: 79. Размер: 115кб.
Входимость: 77. Размер: 40кб.
Входимость: 74. Размер: 73кб.
Входимость: 74. Размер: 95кб.
Входимость: 71. Размер: 83кб.
Входимость: 71. Размер: 72кб.
Входимость: 69. Размер: 46кб.
Входимость: 66. Размер: 66кб.
Входимость: 66. Размер: 69кб.
Входимость: 63. Размер: 64кб.
Входимость: 62. Размер: 28кб.
Входимость: 62. Размер: 41кб.
Входимость: 56. Размер: 68кб.
Входимость: 55. Размер: 48кб.
Входимость: 55. Размер: 60кб.
Входимость: 53. Размер: 122кб.
Входимость: 51. Размер: 23кб.
Входимость: 50. Размер: 45кб.
Входимость: 46. Размер: 24кб.
Входимость: 44. Размер: 78кб.
Входимость: 37. Размер: 17кб.
Входимость: 37. Размер: 15кб.
Входимость: 36. Размер: 47кб.
Входимость: 32. Размер: 21кб.
Входимость: 26. Размер: 14кб.
Входимость: 25. Размер: 18кб.
Входимость: 22. Размер: 14кб.
Входимость: 22. Размер: 11кб.
Входимость: 22. Размер: 19кб.
Входимость: 21. Размер: 22кб.
Входимость: 18. Размер: 18кб.
Входимость: 18. Размер: 7кб.
Входимость: 17. Размер: 10кб.
Входимость: 17. Размер: 86кб.
Входимость: 15. Размер: 13кб.
Входимость: 12. Размер: 80кб.
Входимость: 12. Размер: 19кб.
Входимость: 11. Размер: 6кб.
Входимость: 10. Размер: 59кб.
Входимость: 10. Размер: 6кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 152. Размер: 133кб.
Часть текста: где жил его сын. Теперь Фолкнер решил было подробно рассказать об этом основателе рода, одном из тех, кто закладывал фундамент общины. Помимо всего прочего, тут имели значение мотивы чисто личного, биографического свойства. Шли годы, исполнилось сорок, а образ прадеда, Старого полковника, ничуть не потускнел, остался таким же живым, каким был в детстве, когда будущий писатель, седлая первого своего коня, воображал себя воином-героем, сметающим в лихой атаке сомкнутый строй врагов с Севера. К тому же, стоило оглядеться вокруг, прислушаться к тому, что говорят на улице, как из глубин времени выступала фигура Фолкнера-старшего: округа его не забывала. Больше того: чужаков могла привлекать распространяющаяся известность сочинителя романов и рассказов Уильяма Фолкнера, но в глазах местных жителей он долго оставался лишь правнуком старого солдата с ястребиным профилем. Даже и сейчас в Нью-Олбэни не всякий покажет вам, где родился писатель, или будут уверять, что родился он не здесь — далеко отсюда, — но жил действительно в этих краях, поблизости, в Рипли. И долго приходится растолковывать, что речь идет не об Уильяме Кларенсе, а Уильяме Катберте Фолкнере. Что же касается Рипли, то любой встречный с удовольствием, оставив дела, поводит вас по местам, связанным с жизнью Старого полковника. В городской библиотеке хранится его архив, а по периметру читального зала, из-за стекол, смотрят пожелтевшие строки газет, где в той или иной связи упоминается его имя. Рядом — больница, тут вас непременно остановят и покажут прилепившийся к ней незаметный домик: он сложен из того самого кирпича, который...
Входимость: 119. Размер: 91кб.
Часть текста: С этой мыслью режиссер и пришел к Фолкнеру. Сначала тот отмахнулся, но затем решил попробовать. Правда, сценарий ему писать не хотелось, принялся за рассказ. Первый набросок был быстро сделан здесь же, в Калифорнии, а несколько позже, уже дома, писатель к нему вернулся. 30 октября 1943 года он сообщал Хэролду Оберу: "Начал новую вещицу, на 10–15 тысяч слов. Это притча антивоенного, можно сказать, характера, так что, может, она не ко времени. Сейчас я пишу нечто вроде конспекта, его и пошлю вам: если кого-нибудь заинтересует, разверну и приведу в порядок. Недели через две рукопись будет у вас". Ни через две недели, ни даже через два года обещанного рассказа Обер не получил. Приходили какие-то разрозненные куски, а вместе с ними — письма от автора, уверявшего, что вот-вот, еще немного, и все будет готово. Скромный замысел разрастался, как снежный ком, увлекая автора в такие дали, о которых, приступая к работе, он и не подозревал. И вообще, как выяснилось, никогда не предпринимал такого путешествия. В конце концов ему пришлось в этом признаться и себе, и другим. Из письма Малкольму Каули (ноябрь 1944 года): "Я пытаюсь уместить всю историю человеческого рода в одну фразу". Еще через полтора года — Роберту Хаасу: "Ну вот. Мне кажется, это не только лучшее из того, что я написал; это вообще лучшая книга нашего времени. В письме не могу сказать, что будет дальше, потому что для этого понадобилось бы cто или двести тысяч слов… Думаю, книге, когда она будет написана, предстоит счастливая будущность, она широко разойдется. По масштабу она будет равна "Войне и миру", только на наш манер, о наших временах, на нашем языке". В конце автор добавляет: "Вы, конечно, понимаете — письмо для внутреннего пользования, ради бога, не цитируйте меня публично". Издатели-то не цитировали. Но составитель тома...
Входимость: 107. Размер: 76кб.
Часть текста: язык человечности — язык человечества, человеческих надежд и устремлений". В этом смысле Фолкнер был совершенно не похож на Хемингуэя. Для того мостовые Парижа, африканские джунгли, горные ручьи в Испании были жизненной и творческой потребностью. Для Фолкнера все многообразие мира сосредоточивалось в Оксфорде, штат Миссисипи. Он, положим, путешествовал. Но либо, как мы уже видели, следуя моде, либо, как еще увидим, — по обязанности, не особенно приятной. И все-таки однажды наступил и в его жизни момент, какой, должно быть, наступает в жизни любого провинциала, — потянуло в метрополию. Осенью 1921 года Фолкнер отправился в Нью-Йорк. Некоторые биографы уверяют, будто погнала его туда нужда или, может, недовольство отца, которому надоел рассеянный образ жизни старшего сына. Я так не думаю. Прежнего благополучия, верно, не было, но все-таки семья далеко не нуждалась. Что же до Марри Катберта Фолкнера, то его больше интересовала конюшня, чем занятия и жизненные планы детей. Так что вернее всего двадцатипятилетний — уже! — молодой...
Входимость: 92. Размер: 54кб.
Часть текста: сильнейшие сомнения, знакомые, наверное, любому провинциалу: а что как сад окажется все-таки слишком мал и садовника никто не заметит? Шервуду Андерсону понятны были такие сомнения, он и сам через них прошел и написал о том впоследствии в автобиографической "Истории рассказчика"; потому и позвал столь уверенно за собою начинающего. Но ведь до этой встречи было еще далеко. А в ранней молодости рядом с Фолкнером был совсем другой человек. Он не был знаменит, он не был писателем, да и разница в возрасте ничтожна (правда, когда младшему семнадцать, двадцатидвухлетний кажется зрелым мужчиной) — те не менее именно под его сильнейшим духовным воздействием входил Фолкнер в литературу. Звали этого человека Филипп Стоун, родился и вырос ой в семье, похожей на фолкнеровскую, — мать происходила МЙ влиятельного плантаторского семейства, отец — юрист и банкир, а также, понятно, страстный охотник и любитель конного спорта. Но сыну своему Стоуны решили дать классическое образование, что вообще-то было нехарактерно для такой среды: сказывалось еще традиционное убеждение, что южному джентльмену не пристали напряженные интеллектуальные занятия. Фил Стоун закончил университет штата Миссисипи, затем национально знаменитый Йель, где молодежь зачитывалась тогда французами — Верденом и Малларме — и англичанами — Конрадом и Суинберном. Знакомство с новейшими европейскими писателями навсегда определило литературные вкусы, и вернулся Стоун домой в ...
Входимость: 91. Размер: 60кб.
Часть текста: ГОДЫ УЧЕНИЧЕСТВА: «СОЛДАТСКАЯ НАГРАДА», «МОСКИТЫ»   «Когда организованный хаос войны сменился неорганизованным хаосом мирной жизни, я всерьез занялся чтением стихов и, не имея никакой подготовки, присоединился к стаду, громко ревущему вслед за современными поэтами...», — так писал Фолкнер о начале своего творческого пути в 1925 году в статье «Стихи старые и новые» (ЕРР, 116). Можно усомниться в искренности этой иронической самооценки— в 1933 году автор «Шума и ярости» и «Света в августе», романов, давших ему все основания претендовать на роль одного из ведущих прозаиков XX века, не преминул воспользоваться возможностью опубликовать сборник «Зеленая ветвь», в который, по его собственным словам, вошли стихотворения, написанные им в юности (FU, 4). Однако, хотя они и были, по-видимому, значительно переработаны, «Зеленая ветвь», как и опубликованный ранее сборник «Мраморный фавн», 1 не принесла Фолкнеру поэтической славы. То обстоятельство, что автор «Саги Йокнапатофы» начал свой творческий путь как поэт, в значительной мере обусловлено атмосферой «поэтического возрождения» 1910-х годов. Именно в этот период с появлением произведений К. Сэндберга, Э. Л. Мастерса, В....

© 2000- NIV