Приглашаем посетить сайт

Cлово "СТАТЬ"


0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: СТАЛ, СТАЛО, СТАЛА, СТАЛИ

Входимость: 46. Размер: 71кб.
Входимость: 38. Размер: 79кб.
Входимость: 37. Размер: 133кб.
Входимость: 37. Размер: 100кб.
Входимость: 36. Размер: 89кб.
Входимость: 34. Размер: 47кб.
Входимость: 34. Размер: 110кб.
Входимость: 33. Размер: 105кб.
Входимость: 30. Размер: 135кб.
Входимость: 30. Размер: 73кб.
Входимость: 30. Размер: 125кб.
Входимость: 29. Размер: 82кб.
Входимость: 27. Размер: 49кб.
Входимость: 27. Размер: 73кб.
Входимость: 27. Размер: 87кб.
Входимость: 26. Размер: 83кб.
Входимость: 26. Размер: 128кб.
Входимость: 26. Размер: 62кб.
Входимость: 26. Размер: 104кб.
Входимость: 24. Размер: 75кб.
Входимость: 24. Размер: 61кб.
Входимость: 24. Размер: 74кб.
Входимость: 23. Размер: 55кб.
Входимость: 23. Размер: 90кб.
Входимость: 23. Размер: 57кб.
Входимость: 23. Размер: 62кб.
Входимость: 23. Размер: 47кб.
Входимость: 23. Размер: 152кб.
Входимость: 23. Размер: 102кб.
Входимость: 23. Размер: 122кб.
Входимость: 23. Размер: 85кб.
Входимость: 23. Размер: 96кб.
Входимость: 22. Размер: 64кб.
Входимость: 22. Размер: 170кб.
Входимость: 22. Размер: 45кб.
Входимость: 22. Размер: 135кб.
Входимость: 21. Размер: 48кб.
Входимость: 21. Размер: 91кб.
Входимость: 21. Размер: 35кб.
Входимость: 21. Размер: 107кб.
Входимость: 20. Размер: 87кб.
Входимость: 20. Размер: 80кб.
Входимость: 20. Размер: 95кб.
Входимость: 20. Размер: 292кб.
Входимость: 20. Размер: 69кб.
Входимость: 20. Размер: 88кб.
Входимость: 19. Размер: 53кб.
Входимость: 19. Размер: 63кб.
Входимость: 19. Размер: 85кб.
Входимость: 19. Размер: 40кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 46. Размер: 71кб.
Часть текста: сознания в его отношении к героизму. В этой эволюции можно выделить как минимум три этапа. Во-первых, народные легенды и предания о пионерах американской истории, таких, как Дэвид Крокет или Дэниел Бун. Во-вторых, реальные герои американской истории, такие, как Джордж Вашингтон, Авраам Линкольн или Томас Джефферсон. И, в-третьих, наконец, герои, созданные массовой культурой и средствами массовой информации, такие мифологизированные образы, как супермен, легендарный ковбой Билли Кид или символ всеамериканской красоты кинозвезда Мерилин Монро. Эта эволюция американских героев дает богатый материал для понимания судеб и метаморфоз «американской мечты». В отличие от Европы США не имеют длительной истории. Понятие исторического времени здесь было иное. Историей было то, что происходило недавно, почти сегодня, сейчас. По словам Бурстина, Америке, в отличие от Европы, «от неуловимой устной легенды до закрепления этого имиджа в печати требовались, не века, а всего лишь несколько лет». Первым фольклоризованным героем Америки стал Дэвид Крокет (1786—1836). Устные легенды о нем начали циркулировать еще при жизни, при жизни же появились и книги, в которых повествовалось о его реальных и придуманных похождениях в Новом Свете. Часть из них придумал он сам. Образ, созданный им, полюбился народу. И народ стал сам слагать свои легенды о Крокете. Порой было даже трудно отличить один вымысел от другого, да и не было в этом особой нужды. Крокет был тем, о ком позже скажут — типично американский герой. Вся его жизнь, ...
Входимость: 38. Размер: 79кб.
Часть текста: трансформированных регионов, американского Юга и американского Запада. И то, и другое пришлось именно на первые десятилетия XX в. Примечательно, что в обоих регионах невиданный рост индустриализации и монополий породил реакцию традиционалистского толка, связанную с ностальгией по ушедшей воле и укладу — как южному, так и западному, и самый уклад этот в его неповторимости впервые стал осмысляться на уровне общенациональном. Примечательно также, что эпоха экспансии второй половины XIX в. выявила историко-культурные связи Юга и Запада, которые оказались достаточно тесными. Экспансия американской нации на Дикий Запад — самостоятельная, яркая, но глубоко драматичная страница истории США, во многом определившая специфику национальной жизни второй половины XIX в. Достаточно вспомнить, что когда в стране закончилась Гражданская война, жестокие перипетии "индейских войн" только достигли своего апогея и продолжались еще почти четверть века. Однако со всеми потрясениями бурная эпоха экспансии должна была вскоре неминуемо завершиться (последним пароксизмом стала клондайкская золотая лихорадка 1899-1903 годов), нация не могла до бесконечности развиваться экстенсивным путем. Формирование литературы Дальнего Запада как самостоятельного феномена...
Входимость: 37. Размер: 133кб.
Часть текста: Стоило убрать один урожай- выпустить один роман, как поле уже вновь зеленело и вновь ожидало пахаря и жнеца. Много ли мы узнаем из первого романа-саги о полковнике Джоне Сарторисе? Почти ничего — только памятник запомнили. Но сразу же, из намеков, из фраз, брошенных походя, стало ясно, что фигура это крупная, незаурядная; недаром же он, "неизмеримо более осязаемый, чем простая бренная плоть, сумел проникнуть в неприступную крепость молчания, где жил его сын. Теперь Фолкнер решил было подробно рассказать об этом основателе рода, одном из тех, кто закладывал фундамент общины. Помимо всего прочего, тут имели значение мотивы чисто личного, биографического свойства. Шли годы, исполнилось сорок, а образ прадеда, Старого полковника, ничуть не потускнел, остался таким же живым, каким был в детстве, когда будущий писатель, седлая первого своего коня, воображал себя воином-героем, сметающим в лихой атаке сомкнутый строй врагов с Севера. К тому же, стоило оглядеться вокруг, прислушаться к тому, что говорят на улице, как из глубин времени выступала фигура Фолкнера-старшего: округа его не забывала. Больше того: чужаков могла привлекать распространяющаяся известность сочинителя романов и рассказов Уильяма Фолкнера, но в глазах местных жителей он долго оставался лишь правнуком старого солдата с ястребиным профилем. Даже и сейчас в Нью-Олбэни не всякий покажет вам, где родился писатель, или будут уверять, что родился он не здесь — далеко отсюда, — но жил действительно в этих краях, поблизости, в Рипли. И долго приходится растолковывать, что речь идет не об Уильяме Кларенсе, а Уильяме Катберте Фолкнере. Что же касается Рипли, то любой встречный с удовольствием, оставив дела, поводит вас по местам, связанным с жизнью Старого полковника. В городской библиотеке хранится его архив, а по периметру читального зала, из-за стекол, смотрят пожелтевшие строки газет, где в той или иной связи упоминается его имя. Рядом — больница,...
Входимость: 37. Размер: 100кб.
Часть текста: иго, наказать какую-то силу за свое долготерпение, разоблачить. В каком-то смысле эти настроения объяснимы. Художественный образ, как и вся человеческая мысль, представляет слишком большую загадку. Ее терпеливое разгадывание, возможное, по-видимому, лишь как направление (искусство доказывает среди прочего, что сознанию придется всегда больше учиться, чем учить), вызывает иногда желание расправиться с ней разом, избавиться от нее и закрыть. Стремления эти еще ни разу не достигали своей цели. Однако не подлежит сомнению, что в истории эстетики они также приносили свою пользу. В резком нападении на него любой предмет (образ здесь не исключение) только испытывается. Либо разрушается, освобождая дорогу другим, либо мобилизуется, сосредоточивает свои силы, приводит их во взаимодействие и выдвигает что-то новое; наконец, раскрывает себя. Теории, то есть обобщенному знанию, этот момент просто выгоден, тем более что в искусстве он никак не выливается во взаимоистребление, если даже участвующие стороны этого хотят. Все ценности, очистившись, остаются, и эстетически ничего из них не погибает, только укрепляется. Нынешнее наступление факта на образ также дает нам возможность проверить наше знание, если оно где-нибудь застоялось,, испытать силу образа и, может быть, кое-что новое в образе открыть. Оно снова позволяет или даже заставляет взглянуть на образ в целом. Представим себе коротко, что мы в этой области знаем. Это не так уж много, зато объемно и пока что связано одним представлением. Главная особенность та, что образ выглядит со стороны, как совершенно прозрачный шар, который имеет границы, но не свои, а как бы образующиеся из тех...
Входимость: 36. Размер: 89кб.
Часть текста: Детство Эдгар По, а позднее — Эдгар Аллан По, родился 19 января 1809 года в Бостоне. Но мог появиться на свет и в любом другом месте, куда судьба заносила безвестную театральную труппу, в которой служили его родители, играя обыкновенный для той поры репертуар — “Гамлета” и “Макбета” вместе со слезливыми драмами и сказочными комедиями. Подробности о родителях По ничего существенно важного для нашей темы не прибавят. Эдгар осиротел так рано, что театр не успел оказать на него ни малейшего влияния. Во взрослые годы в нем пробудилась тяга к лицедейству — что, впрочем, отличало и многих других гениев, хотя отцы их были вовсе не актерами, а врачами или, скажем, хозяевами ткацких фабрик. Но вот более глубокие корни поэта явно заслуживают внимания. Мать поэта, Элизабет Арнольд По, была англичанкой (ее родители тоже служили актерами — в лондонском “Ковент–Гардене”), отец Эдгара — американцем ирландского происхождения. В юности Эдгар станет придумывать себе разные мифические родословные. Самая замечательная из них (в которой уже проявилась некая тяга к чудовищным крайностям) делает его потомком величайшего из предателей — генерала Бенедикта Арнольда. Смесь двух кровей — английской и американской (хотя, по сути, это была одна кровь, которую политики попытались разделить) — оказалась для Эдгара вдвойне нездоровой, ослабленной: оба родителя его страдали чахоткой. Дэвид По — весьма посредственный...

© 2000- NIV